Дело русской мафии: «Толик», «Саша», «Царь» Дело № 321/2006, известное как дело «русской мафии в Испании», передано в уголовную палату Национального суда Испании в Мадриде. «Группировка интегрирована в полицейские институты России», — говорится в обвинении.

Арест главного обвиняемого по делу «русской мафии» Геннадия Петрова испанской жандармерией в ходе операции «Тройка», Пальма де Майорка, июнь 2008 года.

Следственный прокурор специальной прокуратуры Испании по борьбе с коррупцией и оргпреступностью Хосе Гринда, приглашая в кабинет, шутит, что за интервью по этому делу его могут уволить. Мы встречались в конце сентября: в тот момент текст обвинительного заключения еще не был закончен.

Гринда  посетовал, что российские правоохранительные органы не очень-то стремились помочь испанским коллегам. «Сотрудничество с российскими правоохранительными органами шло с переменным успехом», — осторожно формулирует он.

Российские коллеги не смогли установить местонахождения фигурантов дела, скрывшихся в России, не возбуждали дел о коррупции по информации, переданной из Испании, не дали возможности допросить высокопоставленных фигурантов в качестве свидетелей, требовали прекратить следствие в Испании и передать уголовное дело в Россию.

Последний такой запрос пришел из России 31 декабря 2013 года, рассказывает Гринда: Генеральная прокуратура РФ, ссылаясь на Страсбургскую конвенцию 1972 года о передаче уголовных дел, утверждала, что сумеет лучше провести расследование в отношении российских граждан, а в случае их осуждения — обеспечить их социальную реабилитацию. Но 18 сентября 2015 года судья Национального суда Испании Хосе де ла Мата окончательно отказал российской Генпрокуратуре. И указал на вскрывшиеся во время следствия факты коррупции следственных органов России. Данные были получены в результате того, что телефоны Геннадия Петрова и других главных фигурантов дела были в 2006 году поставлены на прослушку.
 

Прокуратура города Гуково в Ростовской области возбудила уголовное дело против генерального директора группы компаний «Кингкоул» Владимира Пожидаева, сообщает официальный сайт ведомства.

Дело открыто по части 2 статьи 201 УК РФ и части 2 статьи 145 УК РФ (злоупотребление полномочиями, повлекшее тяжкие последствия, и полная невыплата свыше двух месяцев заработной платы и других выплат руководителем организации, совершенные из личной заинтересованности).

«Аэрофлот» приобрел 75% плюс одну акцию авиакомпании «Трансаэро» за 1 рубль. Помимо доли рынка внутренних авиаперевозок в 56% госкомпания получает также долг в 2 миллиарда долларов. Бывший член совета директоров ОАО «Аэрофлот» Сергей Алексашенко разъясняет детали эпохального поглощения.

Станислав КРАСИЛЬНИКОВ / ТАСС— Можно ли сказать, что «Трансаэро» — проблемный актив, навязанный руководству «Аэрофлота» сверху?

— Это абсолютно верное утверждение. Достаточно посмотреть на долг авиакомпании «Трансаэро», который составляет по одним источникам 160 млрд рублей, по другим — 260 млрд рублей, и сравнить его с годовой прибылью «Аэрофлота» — 10—12 млрд рублей в среднем за последние лет пять. И посчитать, сколько лет понадобится на выплату этого долга. Понятно, что «Трансаэро» прибыль не генерировала, она генерировала одни убытки, которые покрывались кредитами. Поэтому, честно говоря, это абсолютно навязанная сделка. Главными кредиторами «Трансаэро» являются Сбербанк и ВТБ, и такая политика спасает банки от признания убытков. Получается схема спасения банков за счет акционеров «Аэрофлота».

Международные антикоррупционные силы

www.iaf.social


1. Большинство коррупционных решений принимаются на основе действующего законодательства и являются формально законными. Передел собственности, репрессии граждан, осуществляемые некоторыми судами, формально соответствуют закону. Такова правоприменительная практика. Правоохранительная система, поставленная в рыночные условия, а также мизерные должностные оклады сотрудников правоохранительных органов, принуждают их зачастую действовать в экономических интересах и по указаниям частных лиц. 
В этих условиях реальная борьба с коррупцией, как правило, квалифицируется как незаконная, а ее участники подвергаются различного рода репрессиям.
2. Наиболее адекватным средством современной борьбы с коррупцией выступает международная организация, которая независима и предоставляет гражданам и сотрудникам правоохранительных структур возможность независимого участия в противодействии коррупции.
 

 

Международные антикоррупционные силы - МАС

^ Наверх