Главный вопрос сейчас — удастся ли нынешней осенью избежать повторения потребительской паники конца прошлого года, когда вся страна, как в старые добрые времена, встала в очередь за телевизорами и холодильниками?

Потребительский рынок России лихорадит. За январь и февраль этого года — всего за два месяца — инфляция составила около 6%. Затем, в марте, когда подорожание товаров начало постепенно замедляться, был достигнут пик годовой инфляции — 16,9%. По итогам 7 месяцев 2015 года этот показатель оказался равен 9,4%.

Прогнозы Минэкономразвития о возможной кратковременной дефляции в августе-сентябре не сбылись. В конце весны началось затяжное пике рубля: в период с 20 мая по 25 августа курс рубля падал почти ежедневно, в общей сложности потеряв 43% (с 49,2 до 70,7 рубля за доллар). Тем самым подтверждая свой статус наименее устойчивой сырьевой валюты в мире (если, конечно, не считать полную зависимость от цен на нефть особой формой стабильности). Во второй половине августа рост инфляции возобновился. Этот момент станет переломной точкой: осенью россияне столкнутся в магазинах с новыми недружелюбными ценами.

При этом озаботиться судьбой своих сбережений российское население вынудили именно злоключения национальной валюты, а не данные об инфляции. В августе, как и в ноябре-декабре прошлого года, ритейлеры вновь зафиксировали значительный рост спроса на товары длительного пользования: главным образом на крупную бытовую технику и электронику (по сведениям РБК, количество интернет-заказов в «М.Видео» в «черный понедельник», 24 августа, выросло на 200% по сравнению с тем же периодом прошлого года).

 

Арнольд Хачатуров

Международные антикоррупционные силы - МАС

^ Наверх